Подарок

Ангелина Колеватова, 31 июля 2020

Участник конкурса  «История одной семейной реликвии» Ангелина Колеватова
Участник конкурса
«История одной семейной реликвии»
Ангелина Колеватова

Только сейчас ставшее уже «четырежды бабушкиным» моё сознание научилось складывать жизненные пазлы, ценить время, осознавать, сколь же оно быстротечно и неповторимо.

Вот держу в руках чайную серебряную ложечку с инициалами «А.С.», а мысли, как лопатки в огромном тестомесе, медленно перелопачивают единственное «почему?». Почему не узнала, не записала, не спросила...

Вещицу эту помню с детства. Принадлежала она когда-то моей прабабушке, которую мы с братом звали баба Лина. За ситцевой занавеской в деревянном беленом известью шкафчике стояла на полке жёлтая эмалированная «бабушкина кружка». Над нею гордо высился тонкий и гладкий серебряный черенок, похожий на маленькое игрушечное весло. 

С помощью этого «весла» мама осматривала моё вечно обложенное ангиной горло, пытаясь убедить, что это «совсем не больно». Однако, как только взгляд фокусировался на вооружённой ложечкой маминой руке, рот мой сразу смыкался, как створки раковины. Но всё равно это была самая красивая вещь из всех существовавших тогда в нашем уютном кухонном мире. Тяжеловатая, и в то же время изящная, с витыми буквами загадочных инициалов!.. Баба Лина часто пила чай с молоком да карамелькой. И ложечка была ей, в общем-то, не нужна, служа владелице лишь тонким, но надёжным мостком к далёким воспоминаниям.

1970 год. Мне три, брату восемь. Мы сидим на неуклюжем топчане-самоделке, собранном из старой панцирной сетки, с чурбачками для опоры в каждом углу. Вечер. Свет электрической лампочки обливает худощавую, маленькую фигурку бабы Лины. На ней долгая юбка, ситцевый передник в крошечных синеньких васильках и лёгкая кофта с красными, похожими цветом на клюквенный кисель пуговицами. Помню, мне всегда хотелось их лизнуть. Тонкие, с бугристыми островками вен руки сжимают фотокарточку на плотном картоне. На ней молодая, полная жизненной красоты, стоит она — теперешняя наша прабабушка. Рядом её первенец, уже ставший старшим братом, глава дружного семейства — серьёзный и нежный муж. На его руках малышка-дочь, до конца не понимающая, когда же, наконец, «вылетит птичка»... Бабушка откладывает фотографию в сторону, вздыхает. Позвякивающая в кружке ложечка, пар от горячего чая и воспоминания...

Семья, в которой она родилась, была многодетной и бедной. Чтобы как-то облегчить нелёгкое существование родственников, девочку забрала на воспитание тётка. У той имелся какой-никакой доход и не самое последнее место в обществе.

В 1906 году, будучи восемнадцатилетней барышней, вышла наша баба Лина замуж за дворянина, человека спокойного и доброго, старше её на семь лет. На свадебном торжестве молодой семье преподнесли серебряный столовый набор, красоту которого сейчас сложно даже вообразить. Посуда была надёжно пакована в благородный кожаный сундучок, инкрустированный серебром, обтянутый внутри бархатом тёмно-бордового цвета. На каждом приборе — гравировка, первые буквы имени и фамилии, дабы подчеркнуть индивидуальность подарка.

Вспомнилось, как в революцию, стараясь «сохранить свадебное серебро от большевиков», прятала бабушка памятную драгоценность в свинарнике, зарывая тяжёлую скатку в вонючую твёрдую землю. Как налегая на деревянную колотушку всем своим худеньким телом, старалась она как можно крепче трамбовать грунт. И как плакала, когда огромный клыкастый хряк, отрыл и изуродовал ножи, вилки, ложки...

В годы НЭПа всё это искореженное богатство обменяно было на еду. Только маленькая одинокая ложечка с инициалами и уцелела — свидетель нелёгкого того времени, бесчисленных его потерь, унижений и торжества. Теперь она — наша семейная реликвия, передаваемая по женской линии. Жаль, но никто не может сказать наверняка, с чьей стороны был тот давний свадебный подарок. Ведь имена-фамилии моих прадедов начинались на одни и те же буквы: прадед — Александр Стрелов, прабабушка — Акилина Солдатова...